вторник, 17 ноября 2009 г.

                     Давид
Давид нервно смотрит на небосвод,
небосвод молчит.
Давид закуривает и принимает смиренный вид,
небосвод горд, но беззвучен.
Давид скалится и сплёвывает в песок,
небосвод бросает пепел в его висок, пылью застилает пространный взор,
но ни звука не издаёт и вообще под пальму косит,
Давид недоволен, но как будто виду не подаёт,
и вообще он тогда не Давид, а Чеширский кот,
наружу мехом, улыбкой внутрь, пишет, если придётся,
на еврейский манер, задом наперёд, но зато считает до двадцати.
Небосвод, ему в беззвучный укор, всё равно молчит.

Через n лет Давид улыбается внутрь шире, чем Английский канал,
он все свои Терры давно открыл, в пабе его бартендер называет Анри,
но небосвод всё так же не собирается говорить.
Твою ж мать, — внезапно осознаёт Давид, —
так бы сразу сказал, ну в самом деле, старик,
и тогда небосвод до прямой речи снисходит:
я б сказал, конечно, но только ты бы тогда не понял.

— Пятнадцатый день до декабрьских календ 2762, 0927 — 0952.
[18 ноя 2009, 09:27 – 09:52]

Комментариев нет:

Отправить комментарий